Новости
Вокруг 217 ФЗ
Источники финансирования научных разработок

Новости

19.10.2015

"Выйти из лаборатории НИИ" - статья в Известиях об истории успеха компаний - резидентов "Сколково", в том числе проектной компании ЦТТ "Аналитические ускорительные технологии"

8f6e7dab4e331766336734953614bfb5.jpg
Образ незадачливого испытателя Шурика из культового кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию» с каждым годом утрачивает свою актуальность. В наши дни многим исследователям приходится учитывать потребности рынка, активно налаживать связи с инвесторами и стараться получить прибыль от своих уникальных разработок. Деятельность инновационного центра «Сколково» среди прочего направлена на то, чтобы помочь талантливым разработчикам найти свое место в мире бизнеса. 

Превратить знания и технологии в деньги — так можно кратко сформулировать одну из главных задач работы Фонда «Сколково». Пока этот процесс продвигается с трудом: начиная с 70-х годов прошлого века ученые «оберегали» чистую науку от постороннего вмешательства, убеждая окружающих, что научными изысканиями надо заниматься ради «мира во всем мире». В 90-х и начале 2000-х наше государство по инерции принимало такую позицию с поправкой, что существенного дохода такая работа принести не может. Сейчас пришло осознание необходимости поддержки фундаментальных исследований и желание извлечь максимальный эффект из так называемых прикладных разработок. Но потерянное время не так просто наверстать, и сегодня многие исследователи просто не знают, с чего начать создание бизнеса, боятся долгих бюрократических процедур и не умеют (а иногда и не хотят) сотрудничать с технологическими предпринимателями, инвесторами и потенциальными потребителями. 

 По следам Ломоносова

Гордость отечественной науки Михаил Ломоносов, будучи 19-летним юношей, пришел вместе с рыбным караваном из села Холмогоры Архангельской области в Москву. Таких подвигов от современных ученых никто не требует. Система, выстроенная в «Сколково», предельно проста. Чтобы заявить о себе и начать сотрудничество, ученому, инженеру или предпринимателю из любой точки России нужно только зайти на официальный сайт фонда и заполнить онлайн-заявку, которую рассмотрят в течение рабочей недели (за это время ее проверят на комплектность и на соответствие приоритетным направлениям исследований, которые определяет Консультативный научный совет «Сколково»). Далее заявку направят на специализированную экспертизу (еще три недели ожидания). Если идея будет признана перспективной, у команды заявителей будет полгода, чтобы создать компанию, которая и станет стартапом — резидентом «Сколково», но многие создают компанию гораздо быстрее. У каких-то команд юридическое лицо уже есть, другие оформляют его за пару недель, но встречаются и те, кто впадает в ступор и начинает медленно тонуть в бумажном болоте, сетуя на «вездесущую бюрократию». К сожалению, есть небольшой процент команд, которые так и не смогли официально зарегистрировать свое дело. 

По словам директора по науке кластера ядерных технологий Фонда «Сколково» Александра Фертмана, конечный результат зависит только от степени мотивации молодой компании. «Это ваш бизнес, а не «бизнес «Сколково», — говорит он. — Мы не имеем права ни за кого вести бизнес, мы можем только создать максимально комфортные условия для развития, помогать в продвижении технологии или поиске новых задач, консультировать по вопросам интеллектуальной собственности и так далее. Если задуматься, бюрократия — это только одна сторона медали. Вторая сторона — это часто несерьезное отношение разработчиков к бизнесу, невнимательность и неконцентрированность на работе своего стартапа. Если вы «как бы стартапер», но еще работаете в научном институте или преподаете в университете — бизнес отходит на второй план. Если вы «одиночка», то так быть не должно, в свой проект придется вкладывать все силы и безоговорочно верить в успех. Но, по-моему, ученому лучше найти партнера — предпринимателя, который возьмет на себя большую часть бизнес-задач, и тогда не придется, как писали классики, «переквалифицироваться в управдома»». 

На все руки мастера 

В кластере ядерных технологий уже есть 149 стартапов. Их количество постоянно растет, для сравнения: к концу прошлого года резидентов было 118. Больше трети компаний созданы при участии ученых из научно-исследовательских центров или из вузов. Здесь важно сделать следующую оговорку: представители вузов — чаще всего не студенты и даже не молодежь, а уже состоявшиеся люди, самым «юным» из них около 30 лет, а самым взрослым — больше 80. В США и европейских странах в стартапы, занимающиеся разработкой hard ware и серьезными исследованиями в области soft ware, тоже часто приходят люди, которые имеют опыт и связи среди потенциальных потребителей. 

В настоящее время 50% компаний — резидентов «ядерного» кластера уже нашли инвесторов или имеют собственную выручку. Эти команды, находясь в равных условиях со всеми остальными, уделяли своему стартапу больше внимания, прикладывали больше усилий и раньше других показали хороший результат. Некоторым из них удалось даже наладить сотрудничество с зарубежными странами. К таким относится компания «Оптогард Нанотех», которая в апреле подписала договор с компанией Shandong Trustpipe Industry на поставку китайским партнерам лазерно-плазменной установки для нанесения покрытий на трубы. Инновационная технология позволяет увеличить срок службы труб, повысить их износостойкость и ударопрочность. «Наша команда вышла из стен такого уважаемого российского научного заведения, как Институт лазерной физики Сибирского отделения РАН, — рассказывает Павел Смирнов, генеральный директор «Оптогарда». — Когда мы приехали на подписание договора в Китай, неожиданно оказалось, что наши партнеры планируют обрабатывать не только внешнюю поверхность трубы, о чем шла речь первоначально, но и внутреннюю поверхность и кромки. Гибкость предлагаемого нами решения позволяет выполнить и эти пожелания заказчика». 

0714de46f0051626ecc381a821e3881e.jpg

Еще одна успешная команда, вышедшая из научной среды, — это группа компаний «Техноскан», занимающаяся разработкой лазеров для высокотехнологичных производств. В далеком 1993 году «Техноскан» начинал свою историю на базе отдела лазерной физики и инновационных технологий Новосибирского государственного университета. Руководитель группы компаний — Сергей Кобцев, доктор физико-математических наук, является ученым и предпринимателем одновременно. О своих бизнес-успехах он отзывается скромно. «Я не вышел из научной среды, я продолжаю в ней оставаться, — говорит Сергей Кобцев. — Производство продукции в «Техноскане» идет параллельно с научной деятельностью, которая также очень важна для нас». В настоящее время продукция компании уже поставляется заказчикам в США, Германию, Францию, Канаду, Индию, Южную Корею, Китай и многие другие страны. На этом ученые останавливаться не собираются и продолжают постоянный поиск новых потребителей. Но надо сказать, что «Техноскан» — тот редкий счастливый случай, когда многие потребители находятся в родной для компании научной среде. 

 Было бы желание 

Далеко не у всех научных команд путь к успеху был «без сучка и задоринки». Среди резидентов есть и такие стартапы, которым пришлось сильно постараться, чтобы оказаться в «Сколково» и заставить специалистов поверить в перспективность своих разработок. 

Так, Владимир Елин, выпускник Бауманки и кандидат технических наук, руководитель и инвестор проекта «ДО-РА» (ДОзиметр-Радиометр, устройство для измерения вредного излучения смартфонов и компьютеров), выслушал много отказов, прежде чем добился признания. «С Владимиром мы много общались перед тем, как он стал участником проекта «Сколково», — вспоминает директор по науке Александр Фертман. — Я не очень верил в его проект, поэтому мы с ним долго искали то самое инновационное «чудо», которым можно будет «зацепить» экспертов. В результате меня убедила не оригинальность идеи, а человеческая мощь самого Владимира, его настойчивость и уверенность в своих силах. Он пока не реализовал стартап на 100%, но у него точно большой потенциал». Сам ученый говорит, что причина того, что его технология пока еще не на производстве, — кража конкурентами уникального патента. Из-за этого в течение двух лет длились судебные разбирательства, но теперь справедливость почти восстановлена. «В наших планах к концу 2016 года начать выпускать порядка 100 тысяч изделий в год», — отметил Владимир Елин. 

Не менее драматична и история успеха компании «Аналитические ускорительные технологии», возглавляемой ученым Владимиром Выходцем. Это компания из Екатеринбурга, из Института физики металлов Уральского отделения РАН. Стартап разрабатывает особую технологию распознавания дефектов при выплавке титановых сплавов. Со «Сколково» ученые впервые познакомились в прошлом году на технологическом конкурсе, проводимом совместно с Федеральным агентством научных организаций (ФАНО России). Тогда компания стала одним из победителей этого конкурса. «Когда я читал информацию о компании, мне казалось, что ей есть куда двигаться, — рассказывает Александр Фертман. — Но когда я встретился с коллективом лично, выяснилось, что всем стартаперам никак не меньше 60 лет. Тем не менее они очень хотели развиваться, постоянно звонили нам, мы давали им рекомендации по описанию проекта». В результате, несмотря на совсем не «стартовый» возраст ученых, они смогли выдержать все регистрационные процедуры, стать резидентами «Сколково» и создать совместную компанию с родным институтом и Центром трансфера технологий РАН  и РОСНАНО. На этом новая компания не остановилась и в настоящее время подала заявку на мини-грант от фонда. «Если мы поможем исследователям сделать следующий шаг в развитии, для нас всех это будет большим достижением», — резюмировал Александр Фертман. 

От слов к делу

Как действовать ученым, которые хотели бы повторить эти и другие истории успеха, но не могут перебороть свой страх перед коммерциализацией разработок? Во-первых, любой хороший стартапер должен хотеть разбогатеть. Это очень сильная мотивация для нормального человека. Даже самоотверженному ученому всегда нужны средства на дальнейшие разработки, но он часто «добывает» их путем получения грантов. Это сложная, длительная, забюрократизированная процедура, а главное — грантовые средства быстро заканчиваются. Реальная альтернатива — разбогатеть самому, через коммерциализацию собственных разработок. Двигаясь в таком направлении, ученый должен найти себе партнера-предпринимателя и вместе с ним разбираться с ситуацией на рынке, чтобы понять, а иногда «предугадать», что будет востребовано «завтра». Предприниматель встречается с заказчиками (в том числе и потенциальными) и вместе с разработчиком прикладывает все усилия, чтобы в точности выполнить выставленные технические задания. В других случаях, опираясь на «прорывную» технологию ученого, предприниматель ищет бизнес-партнеров, с которыми можно «перевернуть мир» в отдельной производственной или услуговой сфере. Бывают случаи, когда ученые решаются на создание стартапа с разработкой, способной быстро принести хорошую прибыль, для того чтобы финансировать свои фундаментальные исследования. 

Во-вторых, внутри команды никогда нельзя хитрить. Обмана не должно быть ни со стороны разработчиков, ни со стороны предпринимателей. Да, люди бизнеса больше всего хотят заработать. Однако те из них, кто просто «уносит» технологии и ничего не платит разработчикам взамен, быстро выбывают с рынка. Еще быстрее портится деловая репутация у ученых, которые бесконечно пытаются вытягивать средства на то, чтобы вести исследования как можно дольше, не доводя их до конечного продукта. 

В-третьих, нужно определить, какой тип сотрудничества с предпринимателем комфортен разработчикам. Александр Фертман выделяет два таких типа. Первый — это когда предприниматель изначально создает стартап совместно с ученым, полагаясь на его знания и квалификацию. Он видит потенциал в определенном человеке и начинает искать, где могут быть востребованы компетенции его партнера-исследователя. Когда подходящая ниша находится, он поясняет ученому, что необходимо сделать или изменить в уже отработанной технологии, чтобы разработка стала «бомбой». Второй тип сотрудничества возникает тогда, когда предприниматель, напротив, ищет подходящего ученого для выполнения конкретной задачи, которая, по его мнению, востребована рынком. Делает он это с помощью своих экспертов. С этой точки зрения, «Сколково» оказывает предпринимательскому сообществу важную поддержку, ведь в фонде работает один из лучших, разносторонних и независимых экспертных пулов в стране. Стартапы, которые прошли экспертизу фонда, имеют больше оснований и возможностей для коммерческого успеха, чем просто «институтские» проекты. 

Наконец, в любом деле, в том числе и в развитии своего бизнеса вместе со «Сколково», важно банально верить конкретным людям, а не слухам. Например, сотрудники Кластера ядерных и новых производственных технологий — это в большинстве своем специалисты, вышедшие из научной среды. Они всегда на стороне ученых и искренне стараются понять проблемы каждого стартапа и помогают их решить. Конструктивный диалог с ними нельзя начинать со слов «вы все украли!» или «вы ничего не понимаете!». Напротив, стоит самостоятельно разобраться в ситуации, попробовать понять требования «Сколково» и то, какую помощь эти люди могут оказать лично вам, и, конечно, пообщаться с теми, кто достиг успеха, развиваясь в сколковской экосистеме, чтобы найти партнеров и решиться окунуться в мир технологического бизнеса. 

Справочная информация:
Компания "Аналитические ускорительные технологии" создана  в 2015 году, занимается разработкой технологии идентификации источников дефектов металлургического происхождения при выплавке титановых сплавов, основанная на применении ускорительной методики ядерного микроанализа. 
С помощью данной технологии в каждом конкретном случае может быть установлен источник газосодержащего дефекта, обнаруженного при мониторинге промышленной технологии выплавки титановых сплавов. Такие дефекты являются основной проблемой современного титанового производства при использовании технологии вакуумно-дугового переплава. 
Потенциальными потребителями технологии являются крупные зарубежные компании, специализирующиеся на производстве титановых сплавов, поскольку предлагаемая технология дает возможность предпринять превентивные меры по снижению дефектообразования. 
В основе технологии лежит исследование дефектов с помощью ядерного микроанализа и других методов. Базой для разработки технологии послужил мониторинг промышленного производства титановых сплавов в российской Корпорации ВСМПО-АВИСМА.

По материалам сайта "ИЗВЕСТИЯ" www.izvestia.ru.  Ссылка на источник



ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку